Marс Jacobs: “Я обожаю блошиные рынки и антикварные магазины”

Marс Jacobs: Я обожаю блошиные рынки и антикварные магазиныКак появляются на свет ваши коллекции? С чего все начинается? В чем  черпается вдохновение?

Обычно я начинаю с того, что объявляю, что понятия не имею, что мы будем делать. Просто сижу с коллегами и спрашиваю их: “Ну что, какие у кого идеи?”. Я ужасно боюсь чистого листа, поэтому не могу начать “с нуля”. Но если кто-то покажет мне шесть кусков ткани, процесс пойдет. Я работаю произвольно. Могу начать с того, что мне самому не очень-то нравится. Мне нравится экспериментировать с тем, чего я не чувствую – без этого я не смог бы, например, создать одну из коллекций из парчи. Но это так, пример. Я вовсе не ненавижу парчу!

Присутствует ли конфликт интересов между двумя брендами? Отдаете ли вы предпочтение какому-то одному из них?

Ну, во-первых, для этих брендов подобраны две абсолютно разные команды, и даже если у нас возникают одинаковые идеи в рамках одного сезона, то выражаться они будут абсолютно по-разному. Во-вторых, имеет значение и географическое положение. Нью-Йорк − это место, где я родился и вырос. С ним у меня особенная связь. Нас связывает много личных моментов, поэтому его энергия и стиль носят для меня романтический характер. Париж – это фантазия. Плюс, в отношении дома Marc Jacobs у нас полная автономия – мы сами решаем, как делать шоу, что происходит с коллекцией после показа, как управлять магазинами и делать рекламу. В отношении Vuitton мы руководим только процессом создания и показа коллекции. Далее все решают за нас другие люди.

Скажите честно, как вы относитесь к Нью-Йоркской моде?

Мне всегда казалось, что мы немного не в общей тусовке. Ну, по крайней мере, я могу сказать так за себя. Я уважаю других дизайнеров за ту работу, которую они проделывают, но у меня есть ощущение, что я существую в своем отдельном мире. Я никогда не шел проторенной дорожкой, мои показы проходят не в тентах, мы не открываем свои бутики в конкретном районе. Мы всегда плясали под свою собственную дудку. Мы первые переместились в центр города и сделали показ на военном заводе, в то время как остальные выбирали фешенебельные места. Я не думаю, что нами движет бунтарский дух. Просто мы делали то, что нам хотелось сделать. Мне кажется, мы так успешны потому, что мы прислушиваемся к своей интуиции. Я очень хорошо умею уходить от вопросов (смеется).

Marс Jacobs: Я обожаю блошиные рынки и антикварные магазины

Все ваши коллекции, созданные в последние год-два, посвящены какой-то исторической эпохе – Вене начала XX века, “декадентским 80-м”, рок-н-роллу. Какому времени вы посвятите следующие творения?

О, этого я не знаю. Коллекция – всегда результат эволюции. В ее создании участвуют несколько дизайнеров, у каждого вдохновение возникает в разные моменты. Оно может быть связано с каким-то конкретным местом, временем, с произведением искусства, с работой другого художника, с предметом одежды, со стилем какой-то определенной женщины. Как правило, каждая коллекция – слияние разных вдохновений.

Многие дизайнеры одежды, имея друзей в мире кино, рано или поздно начинают создавать костюмы для экрана. Вы не готовы последовать их примеру?

Я никогда об этом не думал – мне нравится то, что я делаю, и мне совсем не хочется разрабатывать сценические костюмы или костюмы для кино. Пока я только предоставляю для кинематографа свои уже существующие разработки, и если они подходят персонажам какого-то фильма – я рад. У меня был подобный опыт: Риз Уизерспун на съемках много использовала моей одежды. Но только потому, что эти вещи подходили ее героине больше, чем что-либо еще. А создавать что-то специально для фильмов – нет, не собираюсь.

Вы очень любите блошиные рынки и в каждой стране, где вы бываете, обязательно их находите. Зачем вы туда ездите – за идеями, за какими-то вещами?

Конечно, не за идеями. Хотя я действительно обожаю блошиные рынки и антикварные магазины. Мне нравится наблюдать, как время оставляет свой след на старых вещах. Эффект времени не заменит ничто. Люди не могут сделать новую вещь, которая имела бы этот отпечаток времени, следы прожитых лет. Я хочу сказать, что люди не могут сделать заново старую вещь. Поэтому я люблю ходить по антикварным магазинам и смотреть на то, что было создано, например, в XIX веке. Это могут быть и мебель, и одежда, и керамика, и произведения искусства. Даже музыка. И хотя для меня важна и современность и меня очень интересует поп-культура, мне очень важно и то, что было, когда я еще не родился.

Может ли стильная женщина быть одета в предметы одной марки?

Одной – нет.

Должна быть женщина, которую представляете себе вы, создавая свои коллекции, чувственной, или деловой, или женственной?

Невозможно вывести общую формулу – у каждой женщины свои вкусы и свои задачи. Для разных случаев она предпочитает разное. Ей нужна одежда casual, ей нужны наряды на выход. Я знаю женщин, которые предпочитают любой другой одежде джинсы,  другие всегда носят платья, третьи – брюки и костюмы. И для разных ситуаций все они находят подходящие вещи. Я же говорил: женщины никогда не носят униформу.

 

Метки записи:

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Marс Jacobs: “Я обожаю блошиные рынки и антикварные магазины”"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.